Category Archives: Бессмертный полк

Я убит подо Ржевом

Александр Трифонович ТвардовскийЯ убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте, на левом,
При жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки,
Точно в пропасть с обрыва
И ни дна, ни покрышки.
И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.
Я – где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я – где с облачком пыли
Ходит рожь на холме;
Я – где крик петушиный
На заре по росе;
Я – где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;
Где травинку к травинке
Речка травы прядет,
Там, куда на поминки
Даже мать не придёт.

Зачем вы связались с русскими?

“Вот что я Вам скажу, никто здесь, в Европе, не знает Россию и никогда её не знал. Я вовсе не идеализирую русских, отнюдь, в русских все-таки слишком много азиатского. Но факт остается фактом, русская нация оказалась сильнее и выносливее в этой безумной войне, и я не удивлюсь, если спасение для белой расы придет с Востока. Это будет логично”.

Адольф Гитлер,  (из последнего интервью фюрера, данного швейцарскому журналисту, Курту Шпейделю, за сутки до самоубийства).

Гвардейская ленточка с гвоздикойС 22 июля 1941 года, бомбардировщики люфтваффе начали налеты на Москву. И хотя противовоздушная оборона советской столицы была организована блестяще, определённый ущерб они наносили.

И сталинским соколам, словно сама собой, напрашивалась идея ответить ударом на удар. Причём возникла она одновременно, «и сверху, и снизу». 24-го июля командующий авиацией ВМФ генерал-лейтенант С.Ф. Жаворонков впервые высказал её адмиралу Н.Г. Кузнецову. 26 июля Кузнецов с предложением о бомбардировках Берлина был у Сталина. А когда 30-го июля Жаворонков прибыл с ответственным заданием Ставки в расположение 1-го минно-торпедный авиаполка балтийского флота, его командир, полковник Е.Н. Преображенский, сразу представил уже готовую карту предполагаемого маршрута, расчеты и список из 36 экипажей, предварительно отобранных для этой операции.

Трудность заключалась в том, что в 20-х числах июля советские дальние бомбардировщики при полной бомбовой нагрузке уже были не в состоянии с тыловых аэродромов долетать до Берлина и вернуться обратно. И единственной точкой советской земли, с которой можно было дотянуться до столицы 3-го Рейха, был небольшой аэродром Кагул, на острове Эзель (Саремаа),  самом крупном из островов Моонзундского архипелага.

День Европы

День Победы«Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага –
И ненавидите вы нас…

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?»

А.С.Пушкин, Клеветникам России, 1831 год

21 апреля мой дед, Михаил Тимофеевич Шпинёв, праздновал свой второй день рождения.

Эпизод

«Бой иной, пора иная,
Жизнь одна и смерть одна»

                                              А.Твардовский,  «Василий Тёркин»   

Я помню! Я горжусь!

 

 

Автора этих воспоминаний, Шпинёва Николая Михайловича, моего отца, уже нет в живых. Но дома хранятся семейные реликвии: его записи, ордена и медали, несколько очень старых фотографий… Публикую часть из них ко Дню Победы и 70-летию освобождения Крыма и гордости русских моряков, города-героя Севастополя от немецко-фашистских захватчиков.

Этот день мы приближали, как могли

Небольшая комната в одном из ласнамяэских домов. Два кресла возле журнального столика, диван у окна, большая ракушка на телевизоре, напротив. Морские сувениры  и на стеллаже с книгами: крабы, морские звёзды, кораллы

Хозяйка дома, ветеран Великой Отечественной войны (ВОВ), Августа Ивановна Холопова, перехватывает мой взгляд, улыбается: «Подарки на память с последнего места работы»

VseПоследняя её должность, перед выходом на заслуженный отдых, я знаю, называлась. судовой медик. Работала на больших морозильных траулерах эстонского рыбопромыслового объединения «Океан». График работы: шесть месяцев в море, две недели на берегу.

«С морем я была связана почти всю жизнь, – рассказывает Августа Ивановна. – Родилась в посёлке Мезень Архангельской области. Жила с родителями в Мурманске. Отец, капитан дальнего плаванья, водил траулер в Баренцевом море, ловил треску, окуня, зубатку. Когда я подросла, он часто брал меня с собой на промысел во время летних каникул».

В июне сорок первого мирная жизнь была прервана. И почти сразу фашисты стали рваться  к Мурманску, стремясь перекрыть путь арктическим конвоям союзников, лишить Северный флот основных баз. Почти ежедневно бомбили порт и город. Трудной весной сорок второго года семнадцатилетняя Августа Фокина принесла в военкомат заявление с просьбой направить в действующую армию. Её послали учиться на курсы медсестёр в Онегу. Новую для себя науку девушкам приходилось осваивать  в сжатые сроки: медиков на фронте не хватало, а бои шли жаркие. Служить направили в отдельную медсанроту Краснознамённой 63-й бригады морской пехоты. Бригада тогда доукомплектовывалась в Онеге людьми и техникой перед переброской на полуостров Рыбачий.

О героизме и мужестве защитников Рыбачьего уже в то время на Севере ходили легенды. Непотопляемым, гранитным линкором стал на пути врага этот клочок советской земли. Осенью 41-го  егерям 3-й горнострелковой дивизии  «Норвегия» удалось завладеть перешейком и отрезать Рыбачий от материка. Но Малая земля продолжала надёжно закрывать от фашистов желанную для них цель – незамерзающий Кольский залив.

Полуостров Рыбачий так и вошёл в историю ВОВ как единственное место советско-германского фронта, где немцам не удалось пересечь государственную границу СССР.       

С Днём Победы!

Орден Отечественная война на георгиевской ленте

Где трава от росы и от крови сырая,
где зрачки пулеметов свирепо глядят,
в полный рост над окопом переднего края
поднялся победитель солдат.

Сердце билось о ребра прерывисто, часто.
Тишина – Тишина- Не во сне, наяву.
И сказал пехотинец: – Отмаялись! Баста!
И приметил фиалку во рву.

И в душе, тосковавшей по свету и ласке,
ожил радости прежней певучий поток.
И нагнулся солдат, и к простреленной каске
Осторожно приладил цветок.

Снова ожили в памяти были живые –
Подмосковье под снегом, в огне Сталинград.
За четыре немыслимых года впервые,
Как ребенок, заплакал солдат.

Так стоял пехотинец, смеясь и рыдая,
сапогом попирая колючий плетень.
За плечами пылала заря молодая,
предвещая солнечный день.

 

Алексей Сурков,    Утро Победы.                                     1945 год

Я помню! Я горжусь!