Употребить всевозможное старание и величайшее усилие

К 200-летию открытия Антарктиды

16 (28) января 1820 года капитан 2-го ранга Фаддей (Фабиан Готтлиб Таддеус)  Беллинсгаузен, начальник Первой русской антарктической экспедиции,  сделал очередную запись в бортовом журнале шлюпа «Восток»: «Продолжая путь на юг, в полдень в широте 69о21’28”, долготе 2о14’50” (западной) мы встретили льды, которые представились нам сквозь шедший тогда снег в виде белых облаков.  Ветр был NO умеренный, при большой зыби от NW, по причине снега, зрение наше не далеко простиралось; я привёл в бейдевинд на SO, и, пройдя сим направлением две мили, мы увидели, что сплошные льды простираются от Востока через Юг и Запад; путь наш вёл прямо в сие ледяное поле, усеянное буграми».

Ф.Ф._Беллинсгаузен_и_М.П._Лазарев

В тот день ни Фаддей Беллинсгаузен, ни его отважный напарник по экспедиции, лейтенант Михаил Лазарев, ещё не могли точно знать, что этой записью они завершили эпоху Великих географических открытий, «обретя», как тогда говорили, последний континент на нашей планете – АнтАрктиду.

Интересно, что название этому континенту было дано ещё в четвёртом веке до нашей эры. Основоположник формальной логики, ученик Платона и воспитатель Александра Македонского, философ Аристотель, считал, что «земли на севере должны уравновешиваться землями на юге». А поскольку северные территории, находящиеся под созвездием Арктос (Большой медведицы), греки называли Арктикой, то на юге должна была быть территория, противоположная ей, то есть АнтАрктика. (Приставка «ант» по-гречески означает «напротив»). Материк, занимавший эту территорию, соответственно – АнтАрктидой.

Учение Аристотеля было так естественно и не прерикаемо для древних греков, что позднее Птолемей даже нанёс Антарктиду на Карту Мира. Оттуда она благополучно перекочевала на средневековую карту Пири-рейса, датированную 1513 годом. Самое удивительное в этой карте турецкого адмирала то, что береговая линия Антарктиды в районе теперешней Земли Королевы Мод, где её и открыли участники Первой русской антарктической экспедиции,  очень точно отражает реальную границу суши материка, так, как если бы её составляли люди, видевшие Антарктиду до оледенения.

Впрочем, оставим эту загадку для историков. Вернёмся в начало 19-го века…

Прошло уже два века с тех пор, как открыт последний из обитаемых континентов планеты – Австралия. И почти пол века, со второго кругосветного, в полярных широтах южного полушария, рейса знаменитого английского мореплавателя Джеймса Кука. Этим плаваньем, как считали многое, Кук окончательно развеял миф о существовании обширного, богатого и загадочного Южного материка. «Я обошёл океан южного полушария на высоких широтах. – писал Д.Кукк в 1775 году – и совершил это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь вблизи полюса, в местах недоступных для плаванья… Положен конец дальнейшим поискам Южного материка… Риск, связанный с плаваньем в этих необследованных и покрытых льдом морях в поисках Южного материка, настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут находиться на юге, никогда не будут исследованы».

Слова знаменитого мореплавателя действовали на людей того времени буквально гипнотически. Как выразился, впоследствии участник экспедиции, лейтенант «Востока», Аркадий Лесков, «после плаванья Д.Кука о «Южном материке» перестали думать». К тому же замерзшая земля не оставляла надежд ни на какие богатства. А научные исследования практичных людей вообще не интересовали. Даже сам Иван (Адам Йоханн) Крузенштерн, которого Главный гидрограф Гавриил Сарычев пытался подключить к разработке плана предполагаемой экспедиции, полагал, что «оная должна лишь подтвердить мнение Кука и сделать последний предел изысканию земли у Южного полюса».

С мнением Крузенштерна, естественно, считались. Но соглашались с ним не все. «Краткое обозрение плана предполагаемой экспедиции» взялся составить Отто Коцебу, самый опытный на тот момент ледовый капитан в русском военном флоте. Его вдохновляло мнение Михаила Ломоносова, который ещё в 1761 году, в трактате «Мысли о происхождении ледяных гор в северных морях» однозначно утверждал, что материк у южного полюса – Terra Australia Incognitaесть и он огромный. Основанием для таких выводов учёного было наличие в южных высоких широтах большого количества «падунов», по современной терминологии – айсбергов. Ломоносов первым из учёных разобрался, в  чём состоит различие между льдом морским и льдом материковым. Не мудрено, что именно русским морякам хотелось первыми подтвердить этот вывод своего великого земляка.

Шлюпы «Восток» и «Мирный» покинули Кронштадт  4 (16) июля  1819 года. Предписание морского министра на поход требовало «употребить всевозможное старание и величайшее усилие для достижения сколько можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли, и не оставить сего предприятия иначе, как при непреодолимых препятствиях».

Антарктида из космосаВпрочем, и преодолимых препятствий за более чем два экспедиционных года им досталось отведать немало. Нашим современникам, я думаю, невозможно и вообразить, что это за препятствия. Взгляните на современную фотографию Антарктиды из космоса. Континент и сейчас надёжно укрыта ледяным щитом. Учёные утверждают, что за последние 200 лет площадь ледников уменьшилась. Но и сегодня капитаны стараются прокладывать курсы своих стальных кораблей подальше от этих льдов, не смотря на мощные дизеля и парные гребные винты, способные работать враздрай, радиолокаторы и вертолёты ледовой разведки.

Можно лишь догадываться, как участникам Первой антарктической экспедиции за две летние навигации смогли обойти по периметру всё это белое пятно на относительно небольших, деревянных парусных судах.  И 9 раз подходить вплотную к стенам антарктического ледяного щита. Подолгу лавировать в тумане и снегопадах, с обледенелыми снастями и окоченевшими матросами на марсах. И при этом умудриться, ни разу не попасть ни в одну  ледяную ловушку и не потерять друг друга из вида.

Характерно, что сам Ф. Беллинсгаузен даже не был уверен в том, открыл ли он Антарктиду, или нет. Потому что, в туманах и снегопадах ни он сам, ни его спутники, ни разу не видели «матёрой земли» за ледовыми бастионами, встающими прямо из океана и взлетающими на высоту выше топов мачт их кораблей. Однако, именно его наблюдения и комплексное описание этих ледяных массивов – шельфовых ледников Антарктиды – стало для мирового научного сообщества основанием для признания экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева первооткрывателями материка Антарктида.

кромка ледового щита Антарктиды

Вторым открывателем Антарктиды считается капитан британского Королевского флота Эдвард Брансфилд. 30-го января 1820 года он записал в своих заметках, что увидел две высокие горы, покрытые снегом. Это было в районе самой северной оконечности континента, где находится полуостров Тринити. Одна из увиденных им гор теперь носит его имя.

Ф.Ф. Беллинсгаузен и М.П.Лазарев, щедро раздавали имена участников экспедиции открытым ими островам, мысам и заливам. Но своими именами не назвали ни одного географического объекта. Отдавая дань подвигу российских моряков и двум капитанам кораблей под Анреевскими флагами, это сделали иностранные исследователи. Так, в честь Беллинсгаузена была названа гора на Земле Виктории, открытая Британской антарктической экспедицией Р. Скотта. Немецкий океанограф Г.Шотт в 1935 году назвал именем Беллинсгаузена обширную котловину в южной части Тихого океана, а французский полярный исследователь Ж.Шарко – окраинное море, омывающее берега Западной Антарктиды.

Кроме того, имя Фаддея Беллинсгаузена носят:

  • Мыс на северном берегу острова Южная Георгия (1912 год, американский натуралист Р.К.Мерфи);
  • Восточный берег острова Петра I (название дано в 1929 году норвежской экспедицией);
  • Остров в архипелаге Саутерн-Туле (1930 год, английский Комитет Дискавери);
  • Шельфовый ледник на Берегу Принцессы Марты (1961 год, Советская антарктическая экспедиция);
  • Советская, а позже, Российская научная станция на острове Кинг-Джорж (Ватерлоо) (работает с 1968 года).

Именем Михаила Лазарева названы:

  • Западный берег  острова Петра I (название дано в 1929 году норвежской экспедицией);
  • Горы на северном побережье Земли Александра I (1958 год, Советская антарктическая экспедиция);
  • Жёлоб, который тянется вдоль побережья Восточной Антарктиды (1958 год, Советская антарктическая экспедиция);
  • Залив на северо-западном побережье Земли Александра I (1960 год, английская экспедиция);
  • Окраинное море Южного океана, омывающее побережье Земли Королевы Мод (1964 год, Советская антарктическая экспедиция);
  • Шельфовый ледник на Берегу Принцессы Астрид (1959-1960 годы, Советская антарктическая экспедиция).
И.К.Айвазовский «Ледяные горы»

Годом написания известного полотна И.К.Айвазовского «Ледяные горы» является 1870. Автор написал его к 50-летию открытия Антарктиды.

© Игорь Шпинёв

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *